Новости
Контакты

Водлозерский национальный парк

185002 г. Петрозаводск, ул. Парковая, 44

Эл. почта vodloz@karelia.ru

Версия для слабовидящих

Мифологические рассказы Пудожского района (по материалам студенческих фольклорных экспедиций Карельской государственной педагогической академии в национальный парк «Водлозерский» в 2008–2009 гг.)

В 2008–2009 гг. группа студентов первого курса Карельской государственной педагогической академии (ГОУВПО «КГПА») проходила учебную фольклорную практику в деревне Куганаволок Пудожского района (национальный парк «Водлозерский»). Одним из объектов исследования стал жанр былички. Большинство текстов записано от лиц старшего возраста. Материалы фольклорной практики хранятся в учебно–исследовательской лаборатории КГПА.

Быличка относится к прозаическому несказочному жанру устного народного творчества. Э.В.Померанцева определяет быличку как «суеверный меморат», т.е. краткий рассказ, упоминание о факте «встречи», воспоминание об этом. Информанты свидетельствуют о встрече рассказчика, родных, соседей и друзей с представителями потустороннего мира, о необычных происшествиях. Отличительной особенностью этого жанра является установка на достоверность.

В водлозерских быличках представлены основные мифологические персонажи, относящиеся к среде обитания человека: дом (домовой), баня (баенник), лес (леший), озеро (русалка, водяной). Записаны былички о сверхъестественных свойствах человека (ведьмы, колдуны) и о предстоящем будущем (сны, предвестия, гадания).

Не все мифологические персонажи одинаково представлены в мифологической прозе Водлозерья. Былички о лешем и домовом встречаются наиболее часто. Остальные персонажи представлены слабее и более фрагментарно.

Леший

«Хозяин леса» принимает образы простого человека, родственника или знакомого: «Лесной большой, борода большая» (БГЕ). Очень часто его видят с собачкой, похожей на лису. Иногда он делается невидим людям: «как человек–невидимка» (БГЕ, НАВ). «Лесной» может принимать облик животного: «представляется зайцем, волком, медведем, чтобы запутать» (БГЕ).

Он часто показывается около деревьев: «Знаешь, как лешего увидеть? Идёшь в лес, вот так ветки вот дугой согнуты: «Хозяин, покажись!» Ну, правда, не советую. Под этой веткой проходишь (под этой дугой – ветка). После этого он может увести. Я сама ветки эти обхожу, боюсь, страшно боюсь» (ПМЕ).

Практически все жители отмечали, что леший водит человека по хорошо знакомым местам и сбивает с дороги: «А я стою и не знаю место определить, где. Всю жизнь тут жила» (ПАИ).

«Вот там старое кладбище есть у нас. Вот пойдёшь за ягодами, вроде бы тут всё рядом, всё детство здесь прохожено – в этом месте ты обязательно заблудишься: будешь крутиться по одним и тем же тропам. И это не одна я, это практически, почти все. Пока не вывернешь где-то что-то, обязательно круга два сделаешь. Пойдёшь, вроде знаешь, что вот сейчас туда – и придёшь на то же самое место. Просто водит в этом месте постоянно» (КТА).

«Это, в Ухтенжу ходили, за ягодами. И там, это, они ушли прямо в Кубалу. Ходили, блуждали–блуждали, а вокруг одного места блуждали. Две ночи ночевали. Да. А потом, потом кое-как выбрались всё-таки» (НАВ).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По словам местных жителей, для того чтобы вернуться назад, нужно совершить определенный ритуал: переодеть наизнанку всю одежду (КТА, НАВ, ПАИ). Другим способом является чтение молитвы («Мужик сказал: „Господи, благослови!“, а леший: „Много знаешь“. И пропал» (БГЕ); «Я, говорит, глаза перекрестила, стала молитву творить, говорит. Вдруг как лес до земли клонится» (ПАИ)).

Леший не любит молитвы: «В лес идти нужно с молитвой: „Господи, благослови меня!“» (БГЕ) и ругательств: «Если в лесу заругаешься – всё, больше не выйдешь» (ШВТ). Для того чтобы войти в лес, его надо задобрить: «… заходишь вот, это, в лес: тоже у хозяйки с хозяйкой спрашиваешь, кусок хлеба ложишь на пенёк» (НАВ). Иногда кладут сахар, чтобы больше собрать ягод (ШВТ).

«Хозяин леса» может предсказывать события: «Вот у меня прадед был, Иуткин Кузьма, он, между прочим, был как бы местный этот. про него даже писали где-то, но там, правда, фамилия написана „И“, „Ю“, с „Ю“: Ют, Юткин, Юткин такой. А вообще правильно написано: И–уткин Кузьма, а отчество что-то я и не помню, вот совсем <нрзб> стала. Он, во–первых, стихи сочинял, да? А во-вторых, значит, вот, говорят, он ходил в лес. Знал как бы, знал лешего. И вот когда была война, его просили сходить, вот например, приходят там, что нет долго письма от мужа там или от сына, он сказал: приди через три дня. Уходил в лес на три дня – приходил и говорил, где и что с ним. И всегда всё сбывалось. Он скажет: ты вот жди письма, а ты вот не жди, ну там, у тебя там в больнице или там ещё где-то. А всё сбывалось. Вот, так что и леший есть» (КТА).

Водяной

На Водлозере сохранились былички о представителях подводного мира – водяных. Местное население считает, что их два[1].[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 2008 г. студентами была записана быличка о сватовстве водяных: «Есть про двух водяных, быль, быличка, быличка… быль называется. Ну, в общем как, предчестинский водяной, водяной ильинский и водяной кенозерский (ещё Кенозеро там где-то как-то к нам присоединялось, а потом почему-то оно там каким-то, я, правда, там не была, камнями засыпан как бы переход). Ммм, кенозерский водяной сватался к дочери ильинского, и предчестинский сватался к ильинскому. Вот, значит, кенозер–скому отказал, а эти посватались, но живут где-то вот здесь в этом водоёме» (КТА).

Водяной показывается в образе человека: «волосы длинные, как человек» (БГЕ) или рыбы с большим хвостом (КТА).

Вода является средой, сопряженной с опасностью. Появление водяного связано, как правило, с драматическими событиями: «Поздно купаться – водяной утащит» (ПЕ); «Если видели его на лаве – кто-то утонет» (БГЕ).

Водлозеры считают, что водяной сильно плещется – к недоброму событию: «Если водяной сам как бы, типа водяной плещется, что просто плеск такой (ну рыба видно, когда она там ходит – плесканёт), что именно вот такой всплеск большой такой, здоровый там, например, где-то рядом, что типа большой там, например, хвост, что типа водо. водяного – это к не. недобру, обычно говорят там: вай. войны начинались или ещё что-то такое» (КТА).

Водяного задабривают водкой: «[А, говорят, что его тоже надо выдаб–ривать, как домового]. Ну, да… Если здесь вот так <смеётся> некоторые ребята, так это, приезжают, там, или, кое-кто или, вот, зимой, там это. у кого спиртное есть – водочки. <Смеётся.> Ну, вот, а больше так, чтобы… не знаю, там, нет, не помню. Про водочку знаю. Немножко, так, ливанут, чтоб, значит, и рыба ловилась» (ОНМ).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Русалки

Устойчивым мотивом быличек о русалке является ее появление на камне и расчесывание длинных волос: «А русалку, вот говорят, видели: у нас едешь мимо Пёлгострова… Пёлгостров, Рагуново. Вот так между ними проезжаешь (как раз на Ильинский туда едешь, в Варишпельду, правда, сюда в бок проезжаешь), там есть такой большой камень. Такой. Проезжаешь его там, такой большой, здоровый камень. Вот на этом камне, говорят, русалка сидела и волосы расчёсывала. Бабульки видели. По молодости они видели» (КТА).

«А ш, то что на Вачилове, вот так, или бабушка мне рассказывала. Сидит на камне и, ну, скажи такой туман был, и расчасывает себя, значит. Но, скорее всего, это был или бобёр или выдра. А выдра, она довольно-таки большая и туман, он, всё кажется. И бобры раньше были, кстати, они сейчас опять пришли. Что можно спутать, а, может, и действительно есть» (ОМН).

«Говорят, есть камень перед Белым островом, что как солнце встанет, сидит женщина и расчесывает волосы длинные. И как будут люди подходить, дак она нырнет и уплывет. Тут, может, человек какой-то был, действительно» (ДВФ).

Иногда русалки показываются в бане: «Да, русалки, русалки в банях бывают. Вот, топишь баню. Если первый пойдёт да не поддаст парку, она тебя тут и .<нрзб>» (НАВ).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Водлозеры верят, что везде есть свои «хозяева»: «Ну, вот, вот, например, квартира – в дому хозяин есть. Так. В бане есть. Вот, если скот держишь, имеется. Везде, как говорится, каждое место построенное – есть хозяин» (СМС). «Я даже у своей бабушки спрашивала, что хозяин есть и дома, хозяйка есть и хозяин (ПМЕ)».

Домовой

«Домашний дух» принимает образы мужчины: «как мужчина, только в стрелецкой одежде. Знаете, такие вот эти кафтаны-то вот эти» (ПМЕ), кота: «Как вот, э, Ма–ка–ре–вич, Макаревич, да, артист была сейчас передача, как раз на эту тему, и он нарисовал это типа, как кота такого мохнатенького – копия» (ОНМ) или невидимки (НАВ). Он проявляет себя акустически: гремит посудой, ложками играет, щипается (НАВ, ШВТ), «ширкает», хлопает, лазит по цветам (ШВТ) – или тактильно: «Так вот домовой, э, тут на меня он уже как-то тоже просыпаюсь – начал меня ломать! Я вот так вот вскочил уже, всё, как исчез» (ОНМ). «Хозяин дома» «не любит пьяных и матов» (БГЕ).

Студентами записан сюжет хождения домового к женщине по ночам: «Пока я, как говорят, не родила ему мальчика. Вот так. Ну во сне всё это было, всё так. Потом этот ребёночек всё плакал, что „мама, забери меня отсюда“. И всё, мне с тех пор больше он не стал являться, и теперь я даже не боюсь его. Мы же когда вот тут жили в старой квартире, я взяла, вот здесь в домах была старушка жила. Ну вот, а я взяла, короче, <нрзб>, что когда с папой жила. Туда пришла, а там уже стал молодым мужчиной. Из-за нового дома или что. И главное, что он появлялся, даже у меня муж видел, говорит, что видел его. Вот я в одной комнате спала однажды, там в детской спала, потом, а Витька спал в этой, в спальне. Ну вот. И у меня начала так вот, так кровать вот так начала ходить ходуном, я испугалась, включила свет, я испугалась, побежала в ту комнату, он вслед за мной пошёл за порог. Он увидел, что вышла. Я говорю: „Витенька, я боюсь: он меня заберёт“. Мне так… так испугалась. Ну вот. И это, он такой, Миша, проснулся: „Что такое?“ – звук такой. Он раз, и ушёл. <нрзб> И потом вот я с дочкой спала вот тоже <нрзб>, если ребёнка положишь с краешку, значит, тебя никто не тронет, да? Ну вот. Я-то не стала с мужем спать, а стала спать с дочкой, так он приходил и говорит: „Мне твоя дочь не нужна, мне нужна ты“, представляете? Тогда я страху я, конечно, натерпелась очень много, а теперь я не боюсь, ничего не боюсь, теперь сплю спокойно, и не ходит больше, всё. Вот так, вот ребёночка как вот родила, и только вот голос мальчика: „Мама, забери меня отсюда“. Но ничего, у меня теперь два внука родилось» (ПМЕ).

9 июня совершают обряд его приручения. В этот день «дом не подметается или, если ты подмёл – мусор не выносится. Нужно обязательно в углу держать веник, и этот веник в течение дня не брать. Это домового при. в дом, как бы жить ему разрешаешь» (КТА).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Банник

По представлениям водлозеров в бане живет банник или «банница» (ПМЕ). Банник не показывается никому: «В бане не видел, но всегда заходишь – чувство такое там это есть, что кто-то есть» (ОНМ). Он может шипеть, пищать, скрипеть, забирать тазик (ШВТ).

Следует соблюдать особые предписания при общении с банником. В баню входят с молитвой «Матерь Божия» (ШВТ). Сохранилось поверье, что после 12 часов ночи в баню не ходят, иначе он «может накудесить» (ПАИ): «шкуру обдирало – вообще страшно было в баню ходить» (КТА); «пошла, а он стал меня веником хлестать» (ДВФ); можно запариться (ШВТ). В настоящее время население практически не верит в этот запрет: «Тут и в двенадцать, тут и всяко, в два ходят в баню» (НАВ); «Ходила после часа ночи» (ПАИ).

Банника задабривают водой: «Воду, в котле оставить лешему воды, и горячей воды и холодной воды, чтобы он намылся, когда вот в баню сходишь, помылся, и оставить горячей воды и холодной воды, чтобы он намылся» (ПМЕ) – и сгущенным молоком (ОНМ).

Информанты старшего возраста говорят: «Раньше больше чудилось, а теперь все обрусело, не веруют и не чудится» (БГЕ).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Фольклорные материалы о мифологических персонажах позволили сделать некоторые наблюдения над мифологическими представлениями водлозеров в начале XXI в.

Список информантов

БГЕ – Болтушкина Галина Егоровна, 1937 г.р., род. в д.Келкозеро

ДВФ – Данилина Валентина Федоровна, 1932 г.р., род. в д.Большая Пога

КТА – Кривяковская Тамара Анатольевны, 23.02.1959 г., род. в д.Пильмасозеро[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

НАВ – Наумов Алексей Валентинович, 21.08.1977 г., род. в г.Пудоже

ОНМ – Осипов Николай Михайлович, 1958 г.р., род. в д.Канзанаволок

ПАИ – Пименова Анастасия Ивановна, 1932 г.р., род. в д.Охтомостров

ПЕ – Пименов Евгений, 2002 г.р., д. Куганаволок

ПМЕ – Парамонова Мария Евгеньевна, 01.03.1961 г., род. в д.Куганаволок[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

СМС – Семерикова Мария Семеновна, 12.07.1927 г., род. в д. Малый Куганаволок

ШВТ – Шибалова Вера Тихоновна, 1938 г.р., род. в г.Тольятти. Живет в д.Куганаволок с 1970 г.

Приложение

В приложении публикуются повторные варианты быличек, записанные в д.Куганаволок в 2008–2009 гг.

Быличка «Леший „Фокин“»

Быличка «Леший „Фокин“» впервые была записана В.П.Кузнецовой и А.В.Окуневым в 1993 г. [2]  от А.И.Пименовой в деревнях Куганаволок и Канзанаволок. В 2009 г. сделана повторная запись сюжета от той же информантки.

Лешие в лесах ходили. Были лешие. Были видения. С мамой был случай. <…>

Ну мы жили в Малом <нрзб>. Там поля. Поля. За этими полями там красивая такая поляна была, и там деревня была. Вот там мы и жили. Ну вот. И она:

– Ай, здесь я пробегу. Мол, недолго. Ну, недолго, недолго. <Смеется.>

Ну вот она ушла. Потом на второй день утром приходит папа. Няньчится. Ну я была одна в семье. Я один ребенок была. Брат был дак во время войны погиб. В партизанах был. Приходит папа. <Смеется.> А я:

– А ты, папа, чего сегодня на смену?

– Ой, давай, дочь, что тут вчера здесь происходило!

– Что происходило? Долго в Малом не была? Ну скот они держали почти до смерти.

– Я скот закрыл, все, говорит, напоил–накормил. Нет и нет. Я пошел ее искать. Иду высокими полянами. Высокие поляны они называются. Ну вот. Кричу: ни ответа, ни привета. <Смеется.> Я пошел туда потом по тропинке. Думаю, может, неужели болото прошла. Очень топко. Плохо ходить-то. Иду, говорит, кричу. Ни ответа. Ничего мене. <Смеется.>

А мама-то говорит: «Ой, говорит, я стою, говорит, и говорю: «Господи! Старик-то мой каким оказался около меня?» Заблудилась. Она поняла. Потом, что она поняла, что она уже не на своем. Она пошла. Она была божественная. Она столько знала! Больше попов этих всех знала. Она молилася. Приезжали из Казахстана девочки. Ой. Я еще училась в педучилище. Девчата вот так же приезжали с Казахстана. Они от нее столько тетрадей увезли, столько записей. Мама знала песни, причёты, сказки. Дак она могла два вечера рассказывать одну сказку. Да! Все это она передала этим девочкам. Увезли в Казахстан они.

Ну и говорит:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

– Боюсь ответить. И стою не знаю что. Побежала, говорит, и кричу:

– Дедко, я здесь! <Смеется.>

А носила молоко дак. <Смеется.> Бидончик улетел, крышка улетела. Вобщем, хлеб был туда положенный в бидончик теленку. Все это улетело у ней. Бог с ним, утром соберем.

Это… Папа говорит:

– Тебя не леший унес туда? Ты чё туда сунулась в клище. Так называются эти поля. Ты чё туда сунулась-то туда?

– Ой, дедко, не говори! Вобщем сказала, что недолго пройду. Меня леший вел.

– Ты что, глупая что ли?

– Да!

Вышла вот тут. Нужно было прямо по болотине идти. Надо было идти по межинке домой. И, говорит, стоит Илья Федорович Фокин. Стоит собачка у него, у ног, говорит. Ну, знакомый. Я, говорит, кричу:

– Илья Федорович, подожди меня, дак вместе и пойдем это!

Он шел в Малый Куганаволок. Теща там у него. <Смеется.> Илья Федорович идет. Я за Ильей Федоровичем это убегаю…

А она носила длинные сарафаны всегда с оборками. Это старый человек. Ну она жила тоже. Больше, наверное. Уж около ста лет ей было. Иду, сарафан подхватила. Оборки подхватила, думает, сыро. Илья Федорович идет. Я догоняю. Илья Федорович идет. Поняла, что это не Илья Федорович. Я, говорит, глаза перекрестила, стала молитву творить, говорит. Вдруг как лес до земли клонится, говорит. Это собачка пропала, куда-то убежала. Илья Федорович пропал, говорит, куда-то от меня. А я стою и не знаю место определить, где всю жизнь тут жила. Не знаю, где я нахожусь-то.

Так вот это слово «недолго» <стучит по столу> никогда не говорите. Вот на это болото-то пошел. Тут есть ягодное болото. Морошка, голубика. Если ты скажешь «недолго» – обязательно заблудишься. Такое болото. Мы, бывало, с соседкой блудили.

(Зап. 03.07.2009 г. преподаватель Н.Г.Урванцева, студентки Д.Шаханова, А.Дудникова от Анастасии Ивановны Пименовой 1932 г.р. в д.Куганаволок) [3] .

Быличка «Водяной задерживает коня»

Сюжет «Водяной задерживает коня» был впервые записан Е.И.Русаковой и В.П.Кузнецовой в д.Канзанаволок в 1974 г. и опубликован в сборнике «Предания и былички» (№25)[4]. В 2008 г. этот же сюжет был записан от Н.М.Осипова в д.Канзанаволок.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

И покосы были на той стороне Илексы, а деревня на берегу. Там метров сто надо было. и лошадь, значит, надо было с собой перетаскивать, чтоб лошадь помогала, там, сено таскать. И лошадь переправляли как: прив<язали> ну, за узду и сами на весла, там это, и, а лошадь сзади. Сами переезжали, и за лодкой лошадь плыла. И что, вот, она рассказывает такое, значит, и водяник, значит, переправе.. лпе.., при переправе лошадь, ну, схватил лошадь за ногу, что там никак. Гребут, а. и мужик, значит, там взял, там, где-то мужик и топором туда так, по воде. И всё: он отпустил. <Смеется.>

(Зап. 07.07.2008 г. студентки КГПА И.Голубева и Н.Иванченко от Николая Михайловича Осипова, 1958 г.р. в д.Канзанаволок)[5].

  • [1] Н.Н.Харузин отмечал, что в прошлом Ильинский и Пречистенский погосты были местами поклонения. См.: Харузин Н.Н. Из материалов, собранных среди крестьян Пудожского уезда Олонецкой губернии // Олонецкий сб.: Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. Петрозаводск, 1894.
  • [2] Предания и былички. (Памятники русского фольклора Водлозерья) / Изд. подгот. В.П.Кузнецова. Науч. ред. Б.Н.Путилов. Петрозаводск, 1997. С.56–57.
  • [3] Фольклорный архив Учебно–исследовательской лаборатории фольклора КГПА (ФА УИЛФ КГПА).
  • [4] Предания и былички… С. 30.
  • [5] ФА УИЛФ КГПА.

// Кижский вестник. Выпуск 13
Под науч. ред. И.В.Мельникова, В.П.Кузнецовой
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 296 с.

Текст взят с сайта музея-заповедника "Кижи"